Парадоксы профессора Исаева

Алексей СОМОВ

(с) 2002, Нефть России № 5

В России изобретен рецепт «лекарства» от энергетического кризиса. А что толку?…

О, сколько нам открытий чудных
Готовит просвещенья дух,
И опыт, сын ошибок трудных,
И гений, парадоксов друг...
А.С.ПУШКИН

 

Любовь к парадоксам всегда была отличительной чертой одаренных, неординарных натур. Сам Иисус Христос в свое время демонстрировал умение находить нестандартные выходы из весьма затруднительных положений. Так, например, однажды он превратил в вино обыкновенную воду. Впрочем, подобные чудеса под силу не только Богу, но и российским ученым, только научились они делать из воды не вино, а суперсовременное горючее - аквазин. Еще в прошлом десятилетии группа специалистов под руководством профессора Эдуарда Ивановича ИСАЕВА создала ряд уникальных технологий, в том числе по увеличению нефтеотдачи и производству водно-топливных эмульсий. Однако на каждый научный парадокс в России найдутся другие парадоксы, «благодаря» кото- рым любое изобретение либо «утекает» за границу, либо умирает в архивной пыли.

ПАРОДОКС ПЕРВЫЙ

После нас хоть потоп!…

По самым приблизительным подсчетам, сегодня в России существует около 700 тыс. брошенных обводненных скважин, не выработанных и на треть. Как правило, они расположены в районах с развитой инфраструктурой. Там есть все условия для работы: дороги, связь, квалифицированные кадры. Но вместо того, чтобы рационально использовать имеющийся сырьевой потенциал, нефтяники упорно продолжают «снимать пенки» со все новых и новых месторождений, забираясь все дальше на Север и Восток, вглубь неосвоенных регионов. Последствия такой политики закономерны: добыча нефти в суровых условиях требует все больших затрат, и, как следствие, она дорожает. Но, самое главное, подобная практика чревата реальной угрозой энергетической безопасности страны. Ведь если так пойдет и дальше, последующим поколениям в наследство достанутся только разоренная, продырявленная земля и воспоминания о былых сырьевых богатствах России.

Назвать сложившуюся ситуацию безвыходной означало бы погрешить против истины. Впрочем, и утверждать обратное будет явным преувеличением. Выход есть, и он очевиден: с помощью современных технологий необходимо увеличивать коэффициент нефтеотдачи пласта. Более того, у российских ученых есть в этой сфере такие наработки, одно упоминание о которых заставляет бледнеть от зависти иностранных коллег. Вот только внедрять их сегодня некому, незачем и не на что.

Эту печальную судьбу разделили и разработки профессора Исаева. В конце 80-х со своими учениками он создал комплекс высокоэффективных нефтевытеснителей, предназначенных для добычи сильно обводненной нефти (а именно такая, как правило, и остается «на дне» брошенных скважин). Промышленные испытания подтвердили значительное улучшение всех без исключения параметров добычи. Из месторождения, на котором проходила «обкатку» новая методика, удалось «вычерпать» 95% всей нефти. И... на этом все закончилось: из-за массы «объективных» причин до внедрения за добрый десяток лет дело так и не дошло.

Такой вот парадокс: как нельзя лучше приспособленная к специфике отечественных нефтяных месторождений, хорошо зарекомендовавшая себя на практике уникальная технология, потенциальный экономический эффект которой легко представить даже неспециалисту, лежит мертвым грузом в столе ученого, дожидаясь, видимо, того момента, когда до чего-то подобного додумаются иностранцы и начнут поставлять свое «ноу-хау» в Россию. Смею заверить, не задаром.

Впрочем, это только первый из парадоксов, с которыми столкнется читатель данной статьи. Самое интересное впереди. Ведь нефтевытеснители были лишь, так сказать, побочным продуктом в работе Эдуарда Исаева над созданием водно-топливных эмульсий.

ПАРАДОКС ВТОРОЙ

Немного бензина в холодной воде

Наверное, любому автомобилисту знакома ситуация, когда в сырые, туманные дни у двигателя словно открывается «второе дыхание»: машина лихо берет любой подъем, мгновенно «слушается» малейшего нажатия педали газа. Объясняется это тем, что в карбюратор вместе с воздухом попадают мельчайшие частички воды, которые потом в цилиндрах превращаются в кислород и водород. Вот этот кислород как раз и «взбадривает» автомобиль.

Идея использования в качестве горючего для двигателей водно-топливных смесей не нова. Она -ровесница самих двигателей: первый патент на применение воды как компонента топлива получил еще изобретатель двигателя внутреннего сгорания Н.Отто. Уже сто лет ученые с переменным успехом пытаются «заставить работать», пожалуй, самое распространенное вещество на планете - Н2О.

В СССР для решения этой проблемы в свое время был создан специальный институт, разработана широкомасштабная программа, но за недостатком средств работа постепенно зачахла на корню. Зарубежные же специалисты и сегодня не покладая рук пытаются научить свои автомобили ездить на топливе с содержанием воды от 10 до 50%. В США, Франции и Японии сейчас существуют различные экспериментальные модели «аквамо-билей», но всех их, помимо безусловной экологической безопасности, объединяют чрезвычайная сложность и дороговизна. Обусловлено это тем, что для поддержания топливного «коктейля» в рабочем состоянии необходимо специальное оборудование, которое с помощью ультразвуковой встряски не позволяет смеси расслаиваться на воду и бензин.

И только профессору Исаеву благодаря особому эмульгатору удалось сделать так, что изобретенное им топливо - аквазин - не нуждается ни в каком перемешивании (сомневающимся Эдуард Иванович обычно демонстрирует выставочный экспонат - модель бензовоза, точнее, «аквавоза», в прозрачной емкости которого вот уже почти десять лет плещется однородная желтоватая жидкость). Более того, аквазин уже сегодня можно использовать для заправки серийных автомобильных двигателей! Он не дает детонации, уменьшает нагрев двигателя) и снижает негативное воздействие на природу. Словом, сбылись пророческие слова академика А.Люльки, утверждавшего, что «аквазин - это топливо будущего» еще в те времена, когда профессор Исаев со своими учениками только «подбирал ключи» к заветной формуле.

Можно себе представить, какой интерес вызвала эта разработка, когда в 1988 г. она была впервые представлена на советско-американской коммерческой выставке. Иностранцы были обескуражены гениальной простотой решения проблемы. С тех пор основным занятием авторов проекта стало отклонение непрекращающихся «заманчивых» предложений из-за рубежа: то просят продать «ноу-хау», то зовут к себе и сулят все необходимое для продолжения работ. Одного из сотрудников, кстати, уже сманили в Канаду. Но главный парадокс даже не в том, что Исаев со своим открытием до сих пор в России (для него это вопрос, не подлежащий обсуждению), а в том, что на Родине до его изобретения ровным счетом никому нет дела. Аквазин побывал на огромном количестве международных выставок, о нем говорят и пишут во всем мире, а его «родители» обивают пороги различных структур в поисках средств для подкрепления своей старомодной уверенности в необходимости работать на благо Отечества.

Последний пассаж кому-то может показаться слишком высокопарным. К тому же, скажет скептик, сегодня сплошь и рядом встречаются талантливые ученые, мыкаю- щиеся без средств на продолжение исследований и внедрение своих изобретений. Чем, спрашивается, исаевское супертопливо лучше других разработок?

Оно, конечно, не лучше, оно - практичнее.

ПАРАДОКС ТРЕТИЙ

Просто добавь воды

Ни для кого не секрет, что топливный бизнес - один из самых прибыльных. В нем крутятся огромные «живые» деньги, а спрос на горючее в нашем техногенном обществе постоянно растет. Таким образом, если бы профессор Исаев придумал, скажем,теорию происхождения видов или изобрел новый телескоп, рассчитывать на скорое внедрение и получение практических результатов было бы, по меньшей мере, наивно. Чай, не в Америке или Японии живем, где дороже всего ценятся технологии и автор одного-единственного рационализаторского предложения до конца жизни может безбедно существовать на дивиденды от какой-нибудь усовершенствованной гайки. Но ведь аквазин при всей своей научно-технической революционности - это изобретение сугубо практическое. Технология его изготовления, по сути, чем-то напоминает ту, которую практиковал небезызвестный Василий Алибабаевич из фильма «Джентльмены удачи» (он, если помните, добавлял в бензин ослиную мочу).

Производство аквазина не требует ни особых затрат, ни сложного оборудования, ни дорогого сырья. Начни завтра любой российский НПЗ в промышленных объемах изготавливать эмульгатор и хотя бы на 10% разбавлять бензин водой, через год он бы уже озолотился, да и автор изобретения не остался бы внакладе.

Кроме того, налицо и экологические «плюсы»: в выхлопах автомашин, работающих на аквазине, полностью отсутствует свинец, а содержание окиси и закиси углерода гораздо ниже, чем в обычном бензине. Так что, если бы московская мэрия, известная своей бескомпромиссной, но, прямо скажем, пока не слишком успешной, борь- бой за чистоту окружающей среды, вместо проектов оснащения транспорта нейтрализаторами дала «зеленый свет» аквазину, глядишь, через год-другой дышать в столице стало бы легче.

Что же до государственной выгоды, она настолько очевидна, что и говорить о ней даже как-то неудобно. Но если учесть, что после многокилометровых походов по правительственным кабинетам все попытки профессора Исаева осчастливить Родину своим изобретением до сих пор успехом не увенчались, автор осмелится еще раз перечислить основные достоинства аквазина. Глядишь, попадет статья в сановные руки, а там и до внедрения дело дойдет...

Итак, для России, экономика которой исторически базируется на сырьевых отраслях, подобная технология дает шанс не провалиться в грядущую «энергетическую яму». У страны есть (пока) технологическая «фора». Опасность глобального истощения энергетических ресурсов никто не отменял, и сколько бы новых месторождений нефти и газа человечество не наоткрывало, рано или поздно «закрома» опустеют. Предчувствуя это, большинство развитых стран на протяжении последних десятилетий активно культивируют энергосберегающие технологии и ищут альтернативу традиционному топливу. Многие из зарубежных специалистов идут по стопам профессора Исаева, и, не ровен час, через пару лет какой-нибудь японский Исаев додумается до своего японского аквазина. Зная, насколько эффективно отлажены за рубежом механизмы внедрения различных инноваций, можно с уверенностью сказать, что изобретение сразу получит «путевку в жизнь», и через несколько десятилетий по всему миру будут стоять акваколонки, на них будут заправляться аквамобили, а россиянам останется только покупать у иностранцев по баснословным ценам устаревающие акватехнологии и читать в энциклопедиях о гениальности японского изобретателя.

Аквазин - это завтрашний день всего мирового машиностроения. Ведь после усовершенствования серийный движок сможет потреблять топливо, состоящее из воды на 70%! Недаром именно на аквазине летает не имеющий аналогов в мире «русский НЛО» - летательный аппарат «ЭКИП», одно упоминание о котором вызывает изжогу у агентов всех иностранных разведок.

Но даже сейчас тридцати процентный аквазин в масштабах государства может дать колоссальную экономию. Эмульгатор Исаева позволяет создавать эффективные заменители любых видов топлива - бензинов, авиа керосинов, «дизельки» и других. Причем, эти заменители (на самом деле слово «заменитель» не совсем верное, потому что копия не может быть лучше оригинала, а «аквазиновое» топливо по большинству параметров превосходит традиционное горючее) могут быть изготовлены не только из нефтепродуктов, но и из попутного газа, газоконденсата, сырой нефти и даже отходов переработки! Иными словами, на «диету» с водяными добавками уже сегодня без труда можно посадить и корабли, и автомобили, и самолеты (для примера: только московский автопарк за день поглощает почти 10000 т бензина).

Наконец, трудно даже представить, с какой выгодой можно будет после освоения производства в стране продать технологию за рубеж. Не все же России торговать полезными ископаемыми, пора учиться и из интеллектуальных ресурсов прибыль получать.

Так почему же до сих пор на бескрайних российских просторах не нашлось никого, кто захотел бы к чести страны превратить обыкновенную воду в звонкую монету экономической выгоды? Похоже, дело тут не только в бюрократизме, безденежье или безалаберности...

ПАРАДОКС ЧЕТВЕРТЫЙ

Потрясатель основ

О том, что нефтяной бизнес является одним из «китов», на которых держится мировая технократическая цивилизация, знают, наверное, все. Но мало кто представляет себе, насколько судьбоносна эта роль на самом деле. А ведь нефть за последнее столетие стала той главной «пружиной», которая приводит в движение многосложные макроэкономические и геополитические механизмы. Именно из канистры с бензином, как из мифического ящика Пандоры, вырывались на свет божий многочисленные войны и кризисы, сотрясавшие мир в нынешнем веке. И судя по тому, что энергетические аппетиты продолжают неуклонно расти, а достойной замены нефти, газу и углю пока не предвидится, ближайшие столетия судьбы человечества все так же будут «висеть на кончике долота».

Этим и объясняется та, мягко говоря, настороженность, с которой на каждом шагу сталкивается исаевское изобретение. И даже представители иностранных компаний, сулящие профессору за его заветную формулу чуть ли не рай земной, весьма аккуратны в оценках последствий широкомасштабного внедрения аквазинового топлива. Последствия закономерны: падение цен на энергоносители и глобальное смещение приоритетов в области геополитики. А подобные события, как показывает опыт, не обходятся без стрельбы. Причем, стрельбы на государственном уровне.

Страусиная тактика (в упор не замечать существования аквазина и надеяться, что про него со временем просто забудут) чревата для России тем, что в один прекрасный день страна лишиться одного из главных экономических и политических «козырей» - крупнейшего сырьевого потенциала. Ну кому, спрашивается, будут интересны наши ресурсы, когда вся техника - от мопеда до электростанции - вместо бензина или мазута начнет поглощать водицу. А в том, что если не через десять, так через двадцать лет человечество додумается до суперэкономичной энергетической технологии, сомневаться не приходится. Так не лучше ли сегодня воспользоваться уже готовой разработкой профессора Исаева? А что до падения цен на энергоносители, то, как говорят опытные номенклатурщики, если процесс нельзя запретить, его надо организовать и возглавить. Видит Бог, внедрение аквазина принесет много больше пользы, чем его невнедрение. И заниматься этим, как ни парадоксально, необходимо именно российским топливным компаниям, потому, что, с одной стороны, именно им сегодня под силу решение столь масштабной задачи, а с другой, именно по их положению «водяная революция» в энергетике ударит больнее всего в том случае, если начнется она где-нибудь за рубежом.

...Итак, у нас получился целый клубок парадоксов. Российский ученый Эдуард Иванович Исаев нашел формулу «лекарства» от глобальных энергетических кризисов. Но на поверку это лекарство никому не нужно, для его внедрения нет ни экономических, ни политических предпосылок: сегодняшняя Россия опрометчиво экономит на науке и откровенно боится за прочность своего нефтегазового «трона». «Продаваться» иностранцам автор изобретения не намерен по соображениям принципиальным, а единственной силой, которая смогла бы «дать ход» аквазиновому топливу, являются гиганты отечественного ТЭК, для которых энергосберегающие технологии - палка о двух концах: чтобы «послезавтра» не оказаться на обочине научно-технического прогресса,«завтра» им придется основательно затянуть пояса из-за падения спроса на энергоносители.

А пока несколько граммов аквазина плещутся в емкости сувенирной автоцистерны на столе профессора Исаева и ждут своего звездного часа.